Почему в книги в словах стоит дробь
Перейти к содержимому

Почему в книги в словах стоит дробь

  • автор:

Дроби в математике, музыке, истории, русском языке.

школьные новости

Урок в 5а классе провели сразу три учителя: математики, музыки, русского языка. Общей темой стали обыкновенные дроби. Интересна история возникновения и обозначение дробей в разных странах. Развитие дробей имеет очень длинную историю, такую длинную, что никто не скажет, когда и кто придумал делить целые числа – дробить их на более мелкие части. В толковом словаре есть различные значение слова «дробь»:
— мелкие свинцовые шарики для стрельбы из охотничьего ружья,
— число, состоящее из частей единицы,
— частые, прерывистые звуки.
Дроби издавна применялись людьми и в настоящее время проникли во все сферы деятельности человека.

Чтобы стать истинным знатоком русского языка нужно научиться читать, записывать и склонять числительные, в том числе дроби и смешанные числа.

Шакель София и Бакай Кирилл рассказали о связи математики и музыки. Кажется, что музыка – это прежде всего красота и эмоции, но музыканты знают, что музыка должна жить всегда в согласии с математикой, ведь требуется хорошо соблюдать ритм музыкального произведения. Дроби широко используются в музыке для обозначения длительностей нот. Счёт длительностей в музыке ведётся от целой ноты, которая считается до четырёх. В целой ноте 2 половинные, 4 четверти, 8 восьмых, 16 шестнадцатых. Размер музыкального произведения записывается в начале нотного стана в виде обыкновенной дроби.

Ребята потренировались решать примеры с нотами, склонять по падежам дроби, исполнять распевки различной длительности.
Без особого труда получилась барабанная дробь. Они справились со всеми заданиями!

Вокальная группа 5а класса исполнила песню о дробях.

Дроби всякие нужны,
Дроби разные важны.
Их освоишь, и придет к тебе удача.
Если будешь дроби знать,
Точно смысл понимать,
Станет легкой даже трудная задача.

Благодарю за сотрудничество Абрамову Н.Л. и Ясинскую Л.В. и желаю ребятам успехов изучении дробей!

Обособление деепричастного оборота

Деепричастный оборот, как правило, обособляется независимо от места, занимаемого им по отношению к глаголу-сказуемому: Окна разинув, стоят магазины (М.); Тогда Кузьма Кузьмич, достав из кармана свежий огарок, зажёг его и сел рядом с Дашей (А.Т.); Чиркнула спичка, на секунду осветив развешанные сети (Сер.); Через полми нуты соловей пустил высокую мелкую дробь и, испробовав таким образом свой голос, начал петь (Ч.); Дедушка ясно, сознательно улыбнулся, показав дёсны, и проговорил что-то тихо (Кат.); Он нередко даже в простом разговоре теряет слова, а иногда, и зная слово, не может понять его значение (здесь и имеет значение «даже»).

Деепричастный оборот, стоящий после сочинительного или подчинительного союза либо союзного слова, отделяется от него запятой (такой оборот можно «оторвать» от союза и переставить в другое место предложения): Наш отец Чимша-Гималайский был из кантонистов, но, выслужав офицерский чин, оставил нам потомственное дворянство и именьишко (Ч.); Жизнь устроена так дьявольски, что, не умея ненавидеть, невозможно искренне любить (М.Г.); Становилось слышно, как, отсчитывая секунды с точностью метронома, капает из крана вода (Пауст.). То же после присоединительного союза, которым начинается предложение (союз стоит после точки): Но, рассмотрев всесторонне своё положение в роли мужа Вареньки, он засмеялся (М.Г.); И, подойдя ко мне, сказал…; Но, вспомнив это, спросил…

Исключение составляют те случаи, когда деепричастный оборот (или одиночное деепричастие) стоит после противительного союза а (деепричастную конструкцию невозможно «оторвать» от союза, изъять из предложения или переставить в другое место без разрушения структуры предложения): Он начал приносить книги и старался читать их незаметно, а прочитав, куда-то прятал (М.Г.); Необходимо принять срочное решение, а приняв его, неукоснительно проводить в жизнь.

Однако при противопоставлении соответствующих однородных членов предложения, связанных союзом а, запятая после него ставится: Не стойте на месте, а, преодолевая одну трудность за другой, всегда стремитесь вперёд; Элемент старого качества не исчезает, а, трансформируясь в других условиях, продолжает существовать как элемент нового качественного состояния; Он не приводил никаких подробностей, а, говоря о своей теории в целом, излагал только её сущность.

Два деепричастных оборота, соединенные неповторяющимся союзом и, запятой не разделяются, как и другие однородные члены предложения в подобных случаях: Раз, идя по шумному, весёлому проспекту и чувствуя себя вместе с толпою жизнерадостным, он испытывал счастливое удовольствие… (Фед.).

Но если союз и соединяет не два деепричастных оборота, а другие конструкции (два сказуемых, два простых предложения в составе сложносочиненного), то запятая может стоять как перед союзом, так и после него (в соответствии с нужным правилом): Макар сидел на дровнях, слегка покачиваясь, и продолжал свою песню (Кор.); Я слез в канаву и, согнав впившегося в середину цветка и сладко и вяло заснувшего мохнатого шмеля, принялся срывать цветок (Л.Т.). Ср. предложения с деепричастной конструкцией, в которых запятая стоит и перед союзом, и после него: Левинсон постоял немного, вслушиваясь в темноту, и, улыбнувшись про себя, зашагал ещё быстрее (Ф.) — первый деепричастный оборот относится к предшествующему сказуемому постоял, а второй — к последующему сказуемому зашагал; Хаджи Мурат остановился, бросив поводья, и, привычным движением левой руки отстегнув чехол винтовки, правой рукой вынул её (Л.Т.);Александр Владимирович молча протиснулся вперед, отстранив жену, и, спустившись на две ступени, оглядел свысока поле боя (Фед.). Но деепричастный оборот не обособляется, если перед деепричастным оборотом стоит усилительная частица и: Можно прожить и не хвастая умом (М.Г.); Можете уйти и не дожидаясь ответа; Он оставался скромным и победив сильного противника

Если в аналогичных случаях стоящие рядом два деепричастных оборота соединены бессоюзной связью, то вопрос об отнесении каждого из них к предшествующему или последующему сказуемому решается на основании смысла, но никакого дополнительного знака препинания (например, тире) между ними не ставится: Потом протарахтел трактор, заглушив все звуки, вспарывая снежную целину, срезал дорогу — смысловая связь ясна: деепричастный оборот заглушив все звуки относится к предшествующему сказуемому протарахтел, а оборот вспарывая снежную целину — к последующему сказуемому срезал.

Примечание. Деепричастный оборот не обособляется:

1) если оборот (обычно со значением обстоятельства образа действия) тесно связан по содержанию со сказуемым и образует смысловой центр высказывания: Она сидела чуть откинув голову (Марк.) — указывается не просто, что она сидела, а что сидела с откинутой головой; Жили Артамоновы ни с кем не знакомясь (М.Г.) — важно не то, что жили, а что жили без всяких знакомств; Это упражнение делают стоя на вытянутых носках смысл сообщения в том, каким образом делают упражнение; Старик шёл прихрамывая на правую ногу; Студенты приобретают знания не только слушая лекции, но и выполняя практические работы; Писал он обычно наклонив голову; Не унижая себя говорю, а говорю с болью в сердце (М.Г.); Огромного роста, редкой силы, волосатый, он ходил по земле наклоня голову, как бык (М.Г.); Яков сидел опустив ноги (М.Г.). Ср. в составе другой конструкции (деепричастный оборот не отделяется запятой от причастия или другого деепричастия, к которому тесно примыкает): Кучер, спавший опершись на локоть, начал пятить лошадей (Гонч.); Даже и Ласка, спавшая свернувшись кольцом в краю сена, неохотно встала (Л.Т.); Но Клим видел, что Лида, слушая рассказы отца поджав губы, не верит им (М.Г.); Другой приглашенный, по-стариковски согнувшись сидевший рядом со мной, упорно молчал;

2) если оборот выступает в качестве однородного члена предложения с необособленным обстоятельством: Алёша длинно и как-то прищурив глаза посмотрел на Ракитина (Дост.); … Вдруг завопила она раздирающим воплем и залившись слезами (Дост.); Остановив Власову, он одним дыханием и не ожидая ответов закидал её трескучими и сухими словами (М.Г.); Клим Самгин шагал по улице бодро и не уступая дорогу встречным людям (М.Г.); Он долго и нимало не стесняясь подробностями объяснял, почему именно монашек мог быть родителем Иванушки (М.Г.); Сначала Мишка снимал танки лёжа и сидя на корточках (Сим.); Он научился решать задачи быстро и не прибегая к справочникам; Мальчик стоял неподвижно и не спуская глаз с собаки; Спокойно и не глядя ни на кого она продолжала свой рассказ. То же в сочетании с одиночным деепричастием: Дворник с недоумением и нахмурясь разглядывал Раскольникова (Дост.); Князь Андрей взглянул на Тимохина, который испуганно и недоумевая смотрел на своего командира (Л.Т.); Веретёна с разных сторон равномерно и не умолкая шумели (Л.Т.); К дверям кабинета все подходили обыкновенно перешёптываясь и на цыпочках (Л.Т.); Тот ему отвечал не смущаясь и откровенно (Пом.).

Но для смыслового выделения или попутного пояснения подобные сочетания наречия с одиночным деепричастием или с деепричастным оборотом могут обособляться (см. раздел «Обстоятельства, выраженные наречиями»): Тихо и как бы капельку побледнев, проговорила Катерина Ивановна (Дост.); В тёмном небе, устало и не сверкая, появились жёлтенькие крапинки звёзд (М.Г.); Виновато и покашливая, мать простилась с нами (Леон.); Недоверчиво, но всё же улыбаясь всем своим существом, он пошел к ней (Леон.).

  1. Справочник по русскому языку. Пунктуация. Д.Э. Розенталь//РАЗДЕЛ 5 Знаки препинания в предложениях с обособленными членами, Деепричастные конструкции
  2. Справочник по русскому языку. Пунктуация. Д.Э. Розенталь//РАЗДЕЛ 5 Знаки препинания в предложениях с обособленными членами, § 20.Деепричастные конструкции.2
  • деепричастный оборот
  • пунктуация

ФУНКЦИИ «ПОЭТИЧЕСКИХ ДРОБЕЙ» В ЛИРИКЕ ЕГОРА ЛЕТОВА Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Станкович Зинаида Григорьевна

Предметом изучения в статье являются четыре произведения, созданные Егором Летовым в период с 1991 по 1997 годы, в которых обнаруживает себя приём написания отдельных слов через дробь. Автор статьи предлагает название «поэтическая дробь» для этого вида записи фрагментов строк. В процессе исследования было установлено, что «поэтическая дробь», во — первых, служит способом привлечения внимания читателя к определённым частям произведения, при этом в звучащем тексте песни она никак специфически не выделяется. Во — вторых, «дробь» у Летова формирует широкое пространство для вариативности. В текстах, содержащих две «дроби», возможно парное прочтение «числителей» и «знаменателей», что позволяет акцентировать внимание на различных контрастах. В — третьих, «дробь» может усиливать ощущение зыбкости и полифоничности мира. По своей сути это оригинальная форма представления феномена саморефлексии творчества поэта, при этом процесс рефлексии собственного произведения не завершён Летовым.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Станкович Зинаида Григорьевна

РЕФЛЕКСИЯ СОБСТВЕННОГО ОТСУТСТВИЯ В МИРЕ ЛИРИЧЕСКИМИ СУБЪЕКТАМИ ПОЗДНИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ЕГОРА ЛЕТОВА
Рефлексия собственной жизни и смерти в текстах произведений Егора Летова
В. Цой и Е. Летов: «план такой» или «всё идёт по плану»?
КОЛЛАЖ КАК СПОСОБ АВТОРСКОЙ САМОРЕФЛЕКСИИ ЕГОРА ЛЕТОВА НАД ТЕКСТАМИ АЛЬБОМА «ПРЫГ-СКОК»
ЕГОР ЛЕТОВ: РАЗРЫВ С ТРАДИЦИЕЙ ЧЕРЕЗ ПЕРЦЕПЦИЮ ВЛАДИМИРА МАЯКОВСКОГО
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FUNCTIONS OF “POETIC FRACTIONS” IN LYRICS OF YEGOR LETOV

The article is devoted to the study of four works created by Yegor Letov in the period from 1991 to 1997 in which can be found the method of writing certain words through a fraction. The author of the article proposes the name “poetic fraction” for this type of line’s fragments writing. It was revealed that the “poetic fraction”, first, serves as a way to attract the reader’s attention to certain parts of the written text while it does not specifically highlighted in the sounding text of the song. Second, Letov’s “fraction” creates a wide space for variation. In texts containing two “fractions” it is possible to read “numerators” and “denominators” in pairs which allows to focus attention on different contrasts. Third, «fraction» can enhance the sense of unsteadiness and polyphony of the world. In essence, this is an original form of representation the phenomenon of poet’s work self — reflection while the process of reflection of his own work is not fully completed by Letov.

Текст научной работы на тему «ФУНКЦИИ «ПОЭТИЧЕСКИХ ДРОБЕЙ» В ЛИРИКЕ ЕГОРА ЛЕТОВА»

УДК 82-192 ББК Ш301 Код ВАК 10.01.08 ГРНТИ 17.07.41

ФУНКЦИИ «ПОЭТИЧЕСКИХ ДРОБЕЙ» В ЛИРИКЕ ЕГОРА ЛЕТОВА

Аннотация. Предметом изучения в статье являются четыре произведения, созданные Егором Летовым в период с 1991 по 1997 годы, в которых обнаруживает себя приём написания отдельных слов через дробь. Автор статьи предлагает название «поэтическая дробь» для этого вида записи фрагментов строк. В процессе исследования было установлено, что «поэтическая дробь», во-первых, служит способом привлечения внимания читателя к определённым частям произведения, при этом в звучащем тексте песни она никак специфически не выделяется. Во-вторых, «дробь» у Лето-ва формирует широкое пространство для вариативности. В текстах, содержащих две «дроби», возможно парное прочтение «числителей» и «знаменателей», что позволяет акцентировать внимание на различных контрастах. В-третьих, «дробь» может усиливать ощущение зыбкости и поли-фоничности мира. По своей сути это оригинальная форма представления феномена саморефлексии творчества поэта, при этом процесс рефлексии собственного произведения не завершён Летовым.

Ключевые слова: русская рок-поэзия; «поэтическая дробь»; саморефлексия; Егор Летов.

Сведения об авторе: Станкович Зинаида Григорьевна, кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры гуманитарных наук подготовительного факультета для иностранных учащихся, Казанский (Приволжский) федеральный университет.

Контакты: 420008, Казань, ул. Кремлёвская, 18; uky-onna@yandex.ru.

FUNCTIONS OF «POETIC FRACTIONS» IN LYRICS OF YEGOR LETOV

Abstract. The article is devoted to the study of four works created by Yegor Letov in the period from 1991 to 1997 in which can be found the method of writing certain words through a fraction. The author of the article proposes the name «poetic fraction» for this type of line’s fragments writing. It was revealed that the «poetic fraction», first, serves as a way to attract the reader’s attention to certain parts of the written text while it does not specifically highlighted in the sounding text of the song. Second, Letov’s «fraction» creates a wide space for variation. In texts containing two «fractions» it is possible to read «numerators»

© Станкович З. Г., 2020

and «denominators» in pairs which allows to focus attention on different contrasts. Third, «fraction» can enhance the sense of unsteadiness and polyphony of the world. In essence, this is an original form of representation the phenomenon of poet’s work self-reflection while the process of reflection of his own work is not fully completed by Letov.

Keywords: Russian rock-poetry; «poetic fraction»; self-reflection; Yegor Letov.

About the author: Stankovich Zinaida Grigorievna, Candidate of Philology, Associate Professor, Associate Professor of the Department of Humanities, Preparatory Faculty for Foreign Students, Kazan Federal University.

Лирика Егора Летова, как и творчество других рок-поэтов, наследует эксперименты со словом и стихосложением, ставшие характерными для русской поэзии в эпоху модернизма и авангарда. Ю. Б. Орлицкий, рассматривая особенности стихосложения в творчестве Летова, утверждает, что «свой интерес к заумному языку в стихах начала-середины 1980-х годов поэт мотивирует апелляцией к авторитетам А. Кручёных и А. Введенского» [3, c. 49].

В числе прочих особенностей стихосложения у Летова Орлицкий упоминает о дробной записи фрагментов строк, встречающейся в ряде произведений. Исследователь не останавливается подробно на функциях такого рода записи частей текста, утверждая лишь, что это «графически активные формы стиха, предполагающие особое «вариативное» чтение текста» [3, c. 51].

Условно назовём такой способ написания частей стихотворных строк «поэтической дробью». В целом «дроби» встречаются в произведениях Летова четырежды: в песне 1991 года «На исходе дня», а также в трёх стихотворениях — «Счастье своё я за палец схватил. » (1994), «Крадучись. » (1995), «Капризные солдаты.» (1997). Орлицкий пишет: «Интересно, что сначала, в 1982-1986 гг., Летов пишет только стихи, потом идёт много песенных текстов вперемешку со стихотворениями, в 19941997 гг. — снова преобладают стихи, а в последние годы — снова песни» [3, c. 40]. Именно поэтому большинство «поэтических дробей» встречается именно в стихах, а не в песнях. Цель данной статьи — установить функции «поэтических дробей» в произведениях Егора Летова и определить возможные пути их интерпретации.

Хронологически первое произведение, в котором присутствуют поэтические дроби, «На исходе дня», стоит в некоторой степени особняком по отношению к другим трём. Это происходит потому, что лишь ему одному из всех вышеперечисленных автором было дано название. Кроме того, этот текст, единственный из четырёх, является текстом песни. «Дробь»

появляется в первом стихе заключительного трехстишия: «Через —— и

года / Вслед за солнышком туда / Где ещё никто не умирал» [1, c. 297]. А. С. Новицкая, характеризуя период создания данной песни, называет его

периодом «От социальности к метафизике». По мнению исследовательницы, на данном этапе творчества Летова «лирический герой находится в движении либо к смерти (ожидая её), либо после смерти (в посмертном бытии)» [2, а 176]. В данном тексте лирический субъект стремится как можно быстрее убежать от смерти: «По дуге по радуге бегом / Через пни-канавы кувырком. », при этом становясь по своим размерам тождественным целому миру: «Чтобы на исходе дня / для заката и меня / Не хватило неба и земли» [1, а 297].

«Поэтическая дробь», находясь в конце текста, привлекает внимание читателей благодаря своей нетипичности. Если судить по ритмической составляющей начального стиха каждой из предшествующих четырёх строф,

ни одно из слов в стихе «Через —— и года» не является лишним или исклю-

чающим другое. Все первые стихи каждой из строф имеют абсолютно идентичный ритмический рисунок: Интервал между иктами колеблется от одного до трёх слогов, то есть перед нами пример тактовика.

В таком случае вариативность касается лишь того, какое слово, «реки» или «плечи», читатель должен поставить на первое место. Реки в данном случае могут символизировать природное начало, тогда как плечи -человеческое, ведь произнося это слово, мы в первую очередь представляем себе плечи человека. Таким образом, чтобы попасть в мир бессмертия, нужно убежать как из природного, так и из человеческого мира, но каждый читатель должен решить сам, какой из миров оказывает наибольшее влияние на него самого.

Может возникнуть вопрос, как Летов реализует «поэтическую дробь» в звучащем тексте этого произведения. Автор не использует какого-либо специфического способа выделения «дроби». Исполняя песню, Летов лишь поёт куплет дважды, но с изменением одного слова, что выглядит достаточно традиционно. Первым у него оказывается вариант куплета со словом «плечи».

Любопытно, что последние три стиха предыдущей строфы тоже почти копируют последнюю строфу: «Через крыши и года / Вслед за солнышком туда / Где ещё никто не умирал» [1, а 297]. В этой части текста движение выглядит более конкретным и может быть расценено как перемещение в пространстве на небо.

Именно оппозиция, приводимая автором через дробь, даёт возможность наполнить слова «реки» и «плечи» более обобщённым, метафорическим смыслом. «Дробь» позволяет сопоставить их с природным и человеческим миром, что при традиционном написании слов в стихе оказывается невозможным.

В следующем тексте, где появляется поэтическая дробь, в стихотворении «Счастье своё я за палец схватил.», природная составляющая отходит на задний план, зато увеличивается абсурдизация лирического повествования. Стихотворная, а не песенная суть этого произведения предполагает, помимо прочтения вслух, ещё и визуальное восприятие «дроби»

как своего рода графического элемента. Е. С. Шерстнёва пишет о Летове: «Он реализовал особый метод создания художественного объекта, использующий в качестве материала слово как в качестве фонетической формы, так и как знак, как элемент определённого языка, и визуальный образ (как стоящий за словом, так и сам по себе — в оформлении альбомов), и музыкальный субтекст» [4, а 263]. В «Счастье своё я за палец схватил.» обнаруживает себя уже не одна, а две «дроби», благодаря чему усиливается

смысловая нагрузка на данный вариант передачи чувства. Первая дробь

выглядит так: «Видать не хватило-моим смысла / Бросил я смысл как

ножик в помои». Вторая дробь располагается четырьмя стихами ниже:

«Гои еси, непокорный учитель / Где твоё-отчество. » 1, с. 3 94 .

Сразу заметно, что слова в дробях рифмуются, а во второй ещё и схожи по графическому и фонетическому облику. Поскольку в данном тексте отсутствует чёткий ритм, «числитель» и «знаменатель» каждой дроби могут быть прочитаны последовательно, как это было в «На исходе дня». «Слова» и «дела», написанные через дробь, отсылают нас к известной проблеме разницы между словом и делом у российского человека, которая была поднята ещё реалистами XIX века.

Кроме того, если лирический субъект смотрит на себя как на поэта, слово может выступать и синонимом дела. Так или иначе, недостаточное количество смысла в словах и делах стало причиной скоротечности счастья: «Тут же стряслось, разразилось, исполнилось / Скоропостижное счастье моё / Не удержалось / Не выдержало. » [1, а 394].

С определённой точки зрения не противоречат друг другу и слова, формирующие вторую «дробь». «На все расписные лады заклинаю мучи-

теля-мученика / Гои-еси, непокорный учитель / Где твоё- отче-

ство. / Поспешное зодчество / Неотложное баловство» [1, а 394]. Расхва-лёное в некотором роде можно понимать как известное многим, раскалённое же — нечто обжигающее. Отчество — неотъемлемая часть называния человека в русскоязычной культуре, часть его личности. Раскалённый предмет может приносить боль как окружающим, так и самому человеку, который его держит. В таком случае, расхвалёное и раскалённое отчество в аллегорическом смысле может обозначать страдания человека от собственной популярности, известности. С этой позиции становится понятным наименование учителя мучителем-мучеником, то есть причиняющим страдание и себе и окружающим.

Наличие в стихотворении двух дробей делает возможным и иной вариант трактовки — парное прочтение «числителей» и «знаменателей». В таком случае вместе оказываются слова «словам» и «расхвалёное», а также «делам» и «раскалённое». Два первых понятия, как нетрудно заметить, относятся к вербальной сфере. Пара «знаменателей» «делам — раскалённое» выглядит более метафоричной и абстрактной, так как люди чаще

склонны говорить о смысле слов, а не дел, и легче представить себе рас-хвалёное отчество, нежели раскалённое.

Кроме того, лирический субъект называет мучителя-мученика «непокорным учителем», который, возможно, должен бы был научить его тому, как удержать счастье, однако учитель как будто ускользает из его поля

зрения: «Где твоё-отчество / Поспешное зодчество / Неотложное

баловство.». Вероятно, непокорным учителем можно назвать человека, который, обладая неким знанием, сознательно не желает никого учить. В последнем стихе лирический субъект сообщает о себе: «Глаза у меня велики как у страха» [1, а 394]. Фактически Летов перефразирует пословицу «у страха глаза велики». Лирический субъект может ощущать страх без какой-либо поддержки, ведь никто не научил его, как удержать мимолётное счастье. Учитель и не мог этого сделать, сам находясь в неоднозначной и мучительной для себя ситуации.

Ощущение страха перерастает в неуверенность, которую испытывает лирический субъект в стихотворении «Крадучись.» (1995 год). Здесь присутствует лишь одна «поэтическая дробь»: «Кажимый мир серебрится мелькает плывёт / расплывается перед глазами / И якобы я со своей стороны /

Тщательно нюхаю северный ветр / Внимательно слушаю -г трезвон /

Знаю теперь, что такое сироп» [1, а 427]. Текст произведения наполнен словами, указывающими на зыбкость, непонятность мира, который окружает героя: «блуждаю, как святой без поводыря», «бреду, как в бреду, хохочу, спотыкаюсь, плутаю с дорогами на брудершафт» [1, а 427]. Лирический субъект чувствует себя потерянным в «кажимом мире». Лишь в самом конце возникает слово «знаю»: «знаю теперь, что такое сироп». Знание это абсурдно и не имеет никакой логической связи с предыдущим текстом.

«Поэтическая дробь», с одной стороны, усиливает ощущение полифо-ничности мира. С другой стороны, сочетания «нежный трезвон» и «южный трезвон» настолько же абсурдны, как и знание, упомянутое в последнем стихе, ведь по определению трезвон — это громкий и достаточно резкий звук. Словосочетание «южный трезвон» составляет контрастную пару к сочетанию «северный ветр». Контраст здесь создаётся не столько с помощью одних прилагательных, сколько ещё и за счёт стиля, к которому принадлежат существительные. Слово «ветр» является архаичным, принадлежащим к высокому стилю классической поэзии. «Поэтическая дробь» в данном контексте также усиливает ощущение контраста в «кажимом мире», где практически невозможно ни в чём разобраться, где соединяются, на первый взгляд, несоединимые понятия.

Контраст становится преобладающим приёмом в последнем произведении Летова с «поэтическими дробями», стихотворении «Капризные солдаты.» 1997 года. Здесь, как и в «Счастье своё я за палец схватил.» наличествуют две, но уже соседствующие «дроби»: «Капризные солдаты /

Невинные актеры / — мы / —^- я лучше промол-

чу.» [1, а 473]. В самом начале можно заметить явное нарушение логической сочетаемости слов. Солдаты, как правило, не представляются нам как капризные, капризными могут быть дети или девушки. Подобное же можно сказать и об актёрах. Они лицедействуют, а значит, не могут быть невинными в значении «простодушными». Следующие два стиха указывают на оппозицию другого рода: «мы» и «я». При совместном прочтении «знаменателей» рядом оказываются планетарное мы и муравьиное я. Человечество большое, тогда как «я» субъекта по сравнению с ним микроскопическое. Знаменатели «сорванное — соловьиное» оказываются отчасти созвучны. Эти два слова могут быть противопоставлены друг другу как дисгармоничное и гармоничное. Сорванное — то, к чему была применена сила, в определённой степени испорченное. С соловьями же часто ассоциируется романтика, то есть соловьиное — приятное, милое, камерное.

Лирический субъект стремится отгородиться от большого мира с его дисгармонией: « <. >я лучше промолчу / Кепочку на глаза нахлобучу надвину / На минное поле зрения / Я знаю все эти печенюшки / Крыши дымились от августа / Я всё-таки тот» [1, а 473]. Здесь также фигурирует абсурдное знание, как и в «Крадучись.». Сравним: «Я знаю теперь, что такое сироп» и «Я знаю все эти печенюшки». Оба лирических субъекта обладают знаниями, но знания эти бесполезны, они не могут изменить мир. Лирический субъект стихотворения «Капризные солдаты.» завершает свою речь утверждением: «Я всё-таки тот», то есть прятаться от мира под кепочкой бесполезно. У него есть какая-то роль в жизни, и её придётся сыграть. В этом случае, кстати, раскрывается и суть невинного актёра как актёра поневоле. Возможно, маленькое и уютное «я» обречено на взаимодействие с дисгармоничным, повреждённым большим миром, являясь его частью, так же, как «я» является составной частью «мы».

Как удалось выяснить в процессе исследования, «поэтическая дробь», во-первых, служит способом привлечения внимания читателя к определённым частям произведения, при этом в звучащем тексте песни она никак специфически не выделяется: куплет лишь исполняется дважды, но с изменением одного слова. Во-вторых, «дробь» у Летова предполагает большое пространство для вариативности. В текстах, где присутствуют две «дроби», оказывается возможным парное прочтение «числителей» и «знаменателей», что позволяет акцентировать внимание на контрастах большого и малого, гармоничного и дисгармоничного. «Дробь» способна усилить ощущение зыбкости и полифоничности мира. По своей сути это оригинальная форма представления феномена саморефлексии творчества поэта, при этом процесс рефлексии собственного произведения не завершён Ле-товым. Единственный возможный вариант не выбран, благодаря чему читатель активно подключается к процессу сотворчества.

1. Летов Е. Стихи [Текст] / Е. Летов. — М. : ООО «Выргород», 2011. -548 с.

2. Новицкая А. С. Основные этапы творчества Егора Летова [Текст] / А. С. Новицкая // Русская рок-поэзия: текст и контекст : сб. науч. тр. / ФГБОУ ВПО «УрГПУ». — Екатеринбург ; Тверь, 2013. — Вып. 14. — С. 172179.

3. Орлицкий Ю. Особенности стихосложения Егора Летова [Текст] / Ю. Орлицкий // Летовский семинар: Феномен Егора Летова в научном освещении. — М. : Bull Terrier Records, 2018. — С. 39-51.

4. Шерстнёва Е. С. Кто сказал «Хой»? (специфика летовского интертекста) [Текст] / Е. С. Шерстнёва // Русская рок-поэзия: текст и контекст : сб. науч. тр. / ФГБОУ ВПО «УрГПУ». — Екатеринбург ; Тверь, 2014. — Вып. 15. — С. 260-270.

Почему в книги в словах стоит дробь

На этом уроке мы узнаем, что такое дробь и для чего она нужна. Научимся обозначать половину и представлять по-разному одно и то же количество. Также рассмотрим, всегда ли дробь меньше единицы, и узнаем, что такое правильные и неправильные дроби.

Определение дроби

Само слово «дробь» старинное и означает «часть». Сейчас это слово осталось только у охотников (они стреляют дробью) и в математике. И еще нам остались слова «дробный», «дробить».

Для чего нужна дробь

Потому что часто мы имеем дело с частями, с нецелыми количествами. Например, делим яблоко на три части. Без дроби не обойтись. Одна часть – это . (Рис. 1.) Рис. 1. Изображение Две части – . (Рис. 2.) Рис. 2. Изображение Не обязательно что-то резать на части. Для множества из пяти яблок одно яблоко – это , два яблока – от общего количества. (Рис. 3.) Рис. 3. Изображение То есть дробь нужна, чтобы обозначить некое количество, в том числе нецелое. Одно и то же количество можно обозначить разными дробями.

Обозначение половины

Разрежем торт на 2 части, возьмем одну часть. Можно разрезать на 4 части и взять две, будет то же самое количество, половина. (Рис. 4.) Рис. 4. Изображение половины Способов бесконечно много. Можно разделить на 10 частей и взять пять, или на миллион частей и взять полмиллиона.

Зачем нужно представлять по-разному одно и тоже количество?

Иногда нам удобно одно представление, иногда другое. Маша съела торта, потом еще другого. Сколько всего было съедено? Надо найти сумму . (Рис. 5.) Разные куски по размеру сложно складывать, поэтому представим первое количество другой дробью. Разделим каждый кусок еще на две части, то есть всего на 6. То есть кусок первого торта можно обозначить не только , но и эквивалентной записью – . и – это . А снова можно обозначить эквивалентной записью – . Всего было съедено полторта. Рис. 5. Сумма дробей

Всегда ли дробь меньше единицы?

Предположим, что мы читаем рецепт блинов. И прикидываем, хватит ли нам одного литрового пакета молока. 5 стаканов молока – это 1 литр. Если требуется один стакан – это литра. Это, несомненно, меньше 1 литра. Два стакана тоже меньше 1. При этом два стакана – это литра. Если по рецепту требуется 5 стаканов молока, то это уже литра. Но, очевидно, это равно целому литру. По рецепту может потребоваться, например, 6 стаканов, литра. Но это уже на 1 стакан больше, чем литр. То есть дробью может быть обозначено количество меньше единицы, равное единице или больше единицы.

Правильные и неправильные дроби

Так как слово «дробь» обозначало часть, то есть меньше целого, то те дроби, которые обозначают количество, меньшее единицы, назвали «правильными» дробями, а остальные – «неправильными». То есть дроби и называются правильными, так как они меньше единицы. А вот уже и – неправильными. Если числитель меньше знаменателя, то дробь меньше единицы и мы называем ее правильной. Если числитель равен знаменателю, то дробь равна единице и уже называется неправильной. Если числитель больше знаменателя, то дробь больше единицы и тоже неправильная. Пример Правильные дроби со знаменателем 259: Неправильные дроби со знаменателем 259: Сравним следующие дроби: – правильная дробь, меньше единицы; – неправильная, равна единице; – неправильная, больше единицы. Таким образом:

Заключение

  1. Виленкин Н.Я., Жохов В.И. Учебник по математике 5 класс (2008), глава II. ДРОБНЫЕ ЧИСЛА, с.151.
  2. Никольский С.М., Потапов М.К. Учебник по математике 5 класс (2012), глава 4.
  3. Дорофеев Г.В., Петерсон Л.Г. Учебник по математике 5 класс. Часть 1 – 2 (2011), часть 2, глава 3.

Дополнительные рекомендованные ссылки на ресурсы сети Интернет

  1. 5klass.net (Источник).
  2. Formula-xyz.ru (Источник).
  3. 5klass.net (Источник).

Домашнее задание

  1. Что такое дробь? Как обозначить половину?
  2. При каких значениях х дробь будет неправильной: , , ?
  3. Ершова А.П., Голобородько В.В. Самостоятельные и контрольные работы по математике для 5 класса (5-е изд., испр.) с. 97.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *