Что означает устранить пробел преодолеть пробел
Перейти к содержимому

Что означает устранить пробел преодолеть пробел

  • автор:

Пробелы в праве

Юридическая техника

Пробел в праве — это полное или частичное отсутствие норм, необходимость которых обусловлена развитием общественных отношений и потребностями практического решения дел.

Понятие

Социальные отношения в мире с каждым годом усложняются. Государство издает все увеличивающееся количество нормативных актов, призванных регулировать эти отношения. Однако далеко не всегда удается охватить те или иные сферы жизни, и тогда возникает пробел в праве.

Пробел в праве — это отсутствие в праве нормы, при помощи которой необходимо решать конкретные жизненные ситуации, требующие правового регулирования.

Отличительная черта пробела в праве в том, что те фактические обстоятельства, в отношении которых отсутствует конкретное нормативное предписание, в общем и целом правом урегулированы: законодатель выразил здесь свою волю через урегулирование аналогичных обстоятельств, через общие нормы права, общие и отраслевые правовые принципы. Таким образом, пробелы представляют собой своего рода «пропуски» в правовом пространстве, в ткани юридических норм, которые нежелательны и в принципе должны быть исключены из общего правила адекватного правового регулирования социальной сферы.

Причины появления пробелов

Они могут быть объективные и субъективные.

Объективные, если в момент принятия соответствующих норм права не существовало тех отношений, которые впоследствии заявили о себе в качестве нуждающихся в правовом регулировании.

Примеры. УК РСФСР 1960 г. не устанавливал ответственность за угон воздушного судна, так как Советское государство в то время не знало такого вида преступлений. То же самое можно сказать о компьютерной преступности, которая появилась позже УК 1960 г.

Субъективные причины. Законодатель по каким-либо причинам сделал неверную оценку существующих общественных отношений и в силу этого что-то недосмотрел, упустил, неточно выразился, создал противоречие между нормами и т. д.

В некоторых случаях необходимость правового регулирования соответствующих отношений очевидна, но они, тем не менее, остаются неурегулированными. В этом случае отсутствие соответствующей нормы носит название «намеренные пробелы».

Они могут существовать:

  • под влиянием экономических обстоятельств. Принятие любого закона связано с определенными затратами по его осуществлению. В силу этого «дорогие» законы могут быть отвергнуты;
  • под влиянием политических факторов. Невозможность достигнуть консенсуса в законодательном органе может отдалить регулирование соответствующих отношений;
  • под влиянием идеологического фактора. Это означает идеологическое неприятие значительной части населения соответствующего явления общественной жизни. Иногда приходится ждать, когда уровень правовой культуры народа позволит урегулировать соответствующие отношения.

В силу указанных выше экономических, поли тических или идеологических факторов законодатель намеренно не подвергает правовому регулированию соответствующие общественные отношения.

При этом законодатель:

  • либо сознательно оставляет вопрос открытым с целью предоставить его решение течению времени,
  • либо отдает его решение на усмотрение практических органов.

Следует отметить, что наличие пробелов не всегда является свидетельством «недостатков» права. Иногда их наличие является свидетельством динамичности права. Конечно, законодатель должен своевременно реагировать на вызовы времени и вносить соответствующие коррективы в законодательство.

Пробел и ошибка в праве

В некоторых случаях наряду с термином «пробел» используется понятие «ошибка в праве». Ошибка в праве означает в общем неверную оценку объективно существующих условий и проявление на этой основе не той законодательной воли, какую следовало бы отразить в нормативных актах.

В некотором отношении пробелы в праве и ошибки в праве совпадают. Так, и в том и в другом случае законодатель может ошибочно:

  • считать какие-либо отношения не подлежащими юридическому воздействию;
  • полагать возможным обойтись конкретизацией права в ходе его применения и передать решение вопроса на усмотрение правоприменителя.

При ошибке в праве законодатель, кроме того:

  • издает норму, в которой нет необходимости;
  • решает вопрос не так, как следовало бы решить в установленной норме.

Совпадения и различия между пробелом в праве и ошибкой в праве показано ниже.

Пробел в праве

Ошибка в праве

Нормотворческий орган ошибочно считает какие-либо отношения не подлежащими юридическому воздействию

Нормотворческий орган ошибочно полагает возможным обойтись конкретизацией права в ходе его применения

Нормотворческий орган ошибочно передает решение вопроса на усмотрение правоприменителя

Нормотворческий орган издает норму, в которой нет необходимости

Нормотворческий орган решает вопрос не так, как следовало бы решить в установленной норме

Виды пробелов в праве

Пробелы могут быть различными. Прежде всего, выделяют пробелы по времени выявления: первичные (первоначальные), проявившиеся в период опубликования и вступления в силу нормативных правовых актов, как правило, это результат упущения правотворческих органов. Вторичные (последующие), появившиеся после издания нормативных правовых актов в процессе правоприменения и развития общественных отношений.

Исходя из структуры нормы права, выделяют пробел в гипотезе, пробел в диспозиции и пробел в санкции.

По соответствующим источникам права:

  • пробел в позитивном праве — когда нет ни одного источника нрава: ни закона, ни подзаконного акта, ни обычая, ни прецедента, в которых бы присутствовала норма права, при помощи которой необходимо решать конкретную жизненную ситуацию, требующую правового регулирования;
  • пробел в нормативных актах — отсутствие норм права в законах и подзаконных актов;
  • пробел в законе — отсутствие норм права в данном законе. Подобно этому можно говорить о пробелах в иных нормативных актах, обычаях, прецедентах.

Отсутствие или неполнота нормы в данном акте есть и его пробел, и пробел права в целом.

По степени неурегулированности пробел существует в виде:

  • полного отсутствия норм по регулированию конкретной жизненной ситуации;
  • недостаточного регулирования имеющимися нормами.

Так, ст. 59 Конституции РФ устанавливает право гражданина на замену военной службы альтернативной гражданской службой в случае, если несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию, а также в иных установленных федеральным законом случаях. Долгое время данная конституционная норма не работала, поскольку не было специального федерального закона.

По времени появления имеются первоначальные и последующие пробелы в праве:

  • первоначальные (первичные) возникают в момент издания нормативных актов;
  • последующие (вторичные) возникают после их издания в процессе развития общественных отношений.

По степени вины законодателя пробелы могут быть:

  • непростительные — если необходимость в правовом регулировании существовала в момент подготовки и прохождения законопроекта, а законодатель по какой-либо причине ее не заметил;
  • простительные — законодатель не мог по каким-то причинам увидеть и предвидеть потребность в правовом регулировании.

Пробелы могут быть классифицированы по отраслевой принадлежности (в конституционном, гражданском, иных отраслях права), по виду нормативного акта и др.

Способы устранения, восполнения и преодоления пробелов в праве

В принципе пробелы в праве, как и случаи полной правовой неурегулированности, должны устраняться законодателем по мере их обнаружения. Однако в силу системности права, тесного взаимодействия элементов системы права пробел в праве можно преодолеть еще в процессе реализации права, а именно в процессе правоприменения.

В юриспруденции выделяют три способа преодоления (устранения) пробелов:

  • аналогия закона;
  • субсидиарное применение права;
  • аналогия права.

Аналогия закона — это способ преодоления пробела, при котором правоприменительное решение принимается на основе конкретной нормы конкретного закона, регулирующего сходные с рассматриваемыми отношения.

Аналогия закона предполагает соблюдение ряда условий:

  • наличие обшей правовой урегулированности данного случая;
  • отсутствие адекватной юридической нормы;
  • существование аналогичной нормы, т. е. нормы, в гипотезе которой указаны обстоятельства, аналогичные тем, с которыми столкнулся правоприменитель. Сходство юридических фактов как раз и позволяет задействовать диспозицию аналогичной нормы.

Субсидиарное применение права — это способ преодоления пробела, при котором правоприменительное решение принимается на основе нормы из другой отрасли права.

Это та же аналогия закона, но закона, относящегося к другой, родственной отрасли. Такое возможно, например, между нормами гражданского и семейного права.

Аналогия права — это способ преодоления пробела, при котором правоприменительное решение принимается на основе общего смысла и духа законодательства.

Аналогия права представляет собой менее точный прием решения юридического дела по аналогии и предполагает соблюдение следующих условий: наличие общей правовой урегулированности данного случая; отсутствие адекватной юридической нормы; отсутствие аналогичной нормы.

На практике это означает использование принципов — общих, межотраслевых, отраслевых институтов, которые закреплены в праве и так или иначе отражают закономерности предмета и механизма правового регулирования.

Применение аналогии права при наличии аналогичной нормы, как и применение аналогичной нормы при наличии адекватной, является ошибкой правоприменителя.

В уголовном и административном праве аналогия не допускается в принципе. Здесь действует правовая аксиома: нет преступления и нет проступка, как нет наказания и нет взыскания, если нет закона.

Устранение, восполнение и преодоление пробелов в уголовно-процессуальном законодательстве Текст научной статьи по специальности «Право»

пробелы / устранение / восполнение / преодоление / уголовно-процессуальное законодательство / правотворчество / правоприменение / deficiencies / elimination / completion / overcoming / criminal procedure legislation / lawmaking / law enforcement

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Зайцева Екатерина Сергеевна, Козловский Петр Валерьевич

Анализируются особенности устранения , восполнения и преодоления пробелов в уголовнопроцессуальном законодательстве. Делается вывод, что каждое из указанных понятий имеет самостоятельное значение и связано с различными видами правовой деятельности: правотворческой, интерпретационной и правоприменительной.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Зайцева Екатерина Сергеевна, Козловский Петр Валерьевич

Аналогия права как способ преодоления пробелов в уголовном процессе
Судебное правотворчество в Российской Федерации
Легальные и реальные принципы права

Аналогия закона и аналогия права в российском уголовном процессе как способ преодоления пробелов в уголовно-процессуальном праве

Прецедент в российском уголовно-процессуальном праве
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ELEMINATION, COMPLETION AND OVERCOMING OF DEFIENCIENCEIS OF CRIMINAL PROCEDURE LEGISLATION

The article analyzes peculiarities of elimination , completion and overcoming of deficiencies of criminal procedure legislation . The article concluded that each of these concepts has independently meaning associated with different types of legal activity: legislative, interpretative, law enforcement .

Текст научной работы на тему «Устранение, восполнение и преодоление пробелов в уголовно-процессуальном законодательстве»

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2015. № 2 (43). С. 236-239.

УСТРАНЕНИЕ, ВОСПОЛНЕНИЕ И ПРЕОДОЛЕНИЕ ПРОБЕЛОВ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

ELEMINATION, COMPLETION AND OVERCOMING OF DEFIENCIENCEIS OF CRIMINAL PROCEDURE LEGISLATION

Е. С. ЗАЙЦЕВА, П. В. КОЗЛОВСКИЙ (E. S. ZAYTSEVA, P. V. KOZLOVSKIY)

Анализируются особенности устранения, восполнения и преодоления пробелов в уголовнопроцессуальном законодательстве. Делается вывод, что каждое из указанных понятий имеет самостоятельное значение и связано с различными видами правовой деятельности: правотворческой, интерпретационной и правоприменительной.

Ключевые слова: пробелы; устранение; восполнение; преодоление; уголовно-процессуальное законодательство; правотворчество; правоприменение.

The article analyzes peculiarities of elimination, completion and overcoming of deficiencies of criminal procedure legislation. The article concluded that each of these concepts has independently meaning associated with different types of legal activity: legislative, interpretative, law enforcement.

Key words: deficiencies; elimination; completion; overcoming; criminal procedure legislation; lawmaking; law enforcement.

Обращаясь к вопросу борьбы с пробелами, как правило, ученые используют три основных понятия: устранение, восполнение и преодоление. Указанные понятия, в зависимости от субъективной позиции автора, употребляются и как синонимы, и как понятия, имеющие самостоятельное значение. Произвольным является и их соотношение между собой. Так, понятие «устранение» используется, c одной стороны, в качестве синонима понятия «восполнение», с другой стороны, — в качестве родового понятия по отношению к «восполнению» и «преодолению» пробелов.

Например, в монографии «Пробелы в уголовно-процессуальном праве» С. Н. Подлесных отмечает: «Устранить пробелы в уголовно-процессуальном праве возможно двумя путями: преодоление, восполнение» [1]. Есть и иная точка зрения на соотношение указанных понятий, согласно которой преодоление пробелов является более широким понятием, включающим в себя восполнение пробелов, осуществляемое в процессе правоприменительной деятельности, и устранение

пробелов, осуществляемое в процессе правотворчества [2]. При этом не учитывается, что понятия «преодоление пробелов» и «восполнение пробелов» абсолютно различны по своей сути и не могут находиться в родовидовой взаимосвязи. Восполнить пробел -значит заполнить пустоту в праве, а преодолеть пробел — перейти через пустоту, не заполняя её [3].

Таким образом, можно констатировать, что смешение указанных понятий и отсутствие единой терминологии как в теории государства и права, так и в отраслевых юридических науках приводит к путанице и негативно сказывается на изучении данной проблемы, а также иных тесно связанных с ней теоретических и практических вопросов исследования механизма правового регулирования.

На наш взгляд, каждое из указанных понятий имеет самостоятельное значение. Это обусловлено тем, что бороться с пробелами возможно в рамках трех самостоятельных видов правовой деятельности: правотворческой, интерпретационной и правопримени-

© Зайцева Е. С., Козловский П. В., 2015

Устранение, восполнение и преодоление пробелов в уголовно-процессуальном законодательстве

тельной. Каждому виду деятельности должно соответствовать свое понятие. Правотворческая деятельность предполагает устранение пробелов, интерпретационная деятельность высших судебных инстанций направлена на восполнение пробелов, в процессе правоприменительной деятельности осуществляется преодоление пробелов.

Устранение пробелов происходит в процессе правотворческой деятельности, когда соответствующим органом принимается недостающая норма или группа норм. В этой связи некорректным представляется следующее утверждение: «Устранить пробел в праве, значит ликвидировать юридическую брешь в уголовно-процессуальном законодательстве, разрешив единожды конкретный жизненный случай, или же устранить правовой недостаток посредством принятия новых норм права» [4].

Устранить пробел — это действительно его ликвидировать, что возможно только путем создания новой нормы. Разрешение же единичного случая, без внесения изменений в законодательство пробел не устраняет и не ликвидирует, от того что правоприменитель нашел выход в данной конкретной ситуации, пробел не исчезает, просто правоприменитель преодолевает препятствие и находит выход из сложившейся ситуации.

В рамках каждого вида деятельности, направленной на борьбу с пробелами, используются различные правовые средства. Если говорить об устранении пробелов в процессе правотворческой деятельности, то в качестве средства устранения пробела, как правило, рассматриваются источники права [5], хотя в то же время отмечается, что средствами устранения пробелов являются нормы Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации [6].

Для правильного понимания средства устранения пробела важно учитывать, что «всякий пробел есть пробел в содержании действующей системы права» [7]. Именно поэтому средством устранения пробела являются не источники права и не нормативный правовой акт как его разновидность, а норма права, поскольку именно с помощью вновь созданной нормы ликвидируется существующий пробел, тем самым форма выражения права (источник права) приобретает более полное содержание.

Устранение — наиболее правильный и в то же время радикальный способ борьбы с пробелами. В то же время процесс нормотворчества требует значительного промежутка времени, а пробелы возникают постоянно, и их надо оперативно заполнять. В этой ситуации возникает потребность в альтернативных способах решения данной проблемы, связанных с интерпретационной или же правоприменительной деятельностью.

Субъектами, способными более оперативно, чем законодатель, реагировать на пробелы в текущем законодательстве, являются высшие судебные инстанции: Конституционный Суд Российской Федерации и Верховный Суд Российской Федерации, которые путем толкования норм действующего законодательства обозначают пути выхода из проблемных ситуаций. Для характеристики данной деятельности, результат которой имеет временный характер и в конечном итоге предполагает следующую ступень устранение пробела законодателем, больше подходит понятие «восполнение».

Роль высших судебных инстанций в борьбе с пробелами признается многими исследователями. При этом возможность признания за судебными органами права восполнять пробел очень часто связывают с дискуссионным вопросом о признании решений этих органов в качестве источников права. На наш взгляд, факт признания за решениями высших судебных инстанций статуса источников права не имеет существенного значения в рассматриваемой ситуации. Вне зависимости от этого можно констатировать, что при наличии пробелов в законодательстве, его отставании от жизни высшие судебные органы вынуждены формулировать нормы, вносящие своего рода дополнения в действующую систему нормативного регулирования общественных отношений.

Таким образом, отдельные правовые позиции высших судебных инстанций хоть и временно, но восполняют пробелы права. Разница между устранением пробелов в процессе правотворчества и восполнением пробелов в процессе интерпретационной деятельности заключается, прежде всего, в том, что решения высших судебных инстанций носят временный характер и являются результатом интерпретационной, а не правотворческой деятельности.

Е. С. Зайцева, П. В. Козловский

Деятельность судов по восполнению пробелов обусловлена самим фактом их существования в законе и тем, что процедура принятия нормативных актов требует времени. Суду в таком случае остается одно из двух: или оставить решение неурегулированных вопросов на усмотрение нижестоящих судов, или выработать для них нормативное указание [8].

Восполнение пробелов Конституционным Судом РФ может осуществляться двумя путями: во-первых, путем расширительного толкования положений закона и фактически создания новых норм, во-вторых, путем юридического признания отдельных положений закона не соответствующими Конституции РФ. Средствами восполнения пробела высшими судебными инстанциями являются правовые позиции Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ.

В качестве примера восполнения пробела Конституционным Судом РФ можно привести Постановление от 21 октября 2014 г. № 25-П, которое посвящено вопросам наложения ареста на имущество. Суд постановил, что «впредь до внесения в действующее правовое регулирование надлежащих изменений, суд при принятии решения об удовлетворении ходатайства органа предварительного расследования о наложении ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми и гражданскими ответчиками по уголовному делу, должен указывать. разумный и не превышающий установленных законом сроков предварительного расследования срок действия данной меры процессуального принуждения, который при необходимости может быть продлен судом». Таким образом, Конституционным Судом РФ путем расширительного толкования формулируется новая норма, устанавливающая сроки действия данной меры принуждения и необходимость их продления.

Аналогичные примеры расширительного толкования можно найти в практике деятельности Верховного Суда РФ. Например, в уголовно-процессуальном законодательстве не урегулирован порядок заключения под стражу лица, находящегося в розыске и задержанного не по месту расследования. С учетом высокой потребности в восполнении данного пробела, возможных тяжких послед-

ствий из-за неприменения меры пресечения в виде заключения под стражу в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» указано, что «в случае задержания в порядке ст. 91 и 92 УПК РФ лица, объявленного в розыск, суд по месту его задержания вправе рассмотреть ходатайство об избрании в отношении такого лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

При этом суд должен располагать копиями постановления о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и материалов, подтверждающих его обоснованность». Таким образом, Верховный Суд РФ создал новый механизм, который ранее отсутствовал в уголовно-процессуальном законодательстве.

В процессе правоприменительной деятельности пробел не устраняется и не восполняется, а преодолевается применительно к конкретной ситуации. Использовать понятия устранения пробела и преодоления пробела в качестве родовых по отношению друг другу, как это делают некоторые исследователи, на наш взгляд, является ошибочным. Преодоление пробела способствует разрешению юридического вопроса применительно к конкретной ситуации. Вне зависимости от принятого решения пробел будет оставаться, пока его не устранят правотворческие органы.

Рассматривая средства преодоления пробелов, В. В. Лазарев отмечает, что пробелы преодолеваются правоприменительными органами с помощью различных средств, в том числе и посредством аналогии [9]. На наш взгляд, аналогию и закона, и права следует рассматривать как способы преодоления пробелов, в свою очередь, правовыми средствами в процессе использования аналогии являются нормы права, если речь идет об аналогии закона, и принципы права, если речь идет об аналогии права.

Одной из наиболее ярких ситуаций преодоления правоприменителем пробелов в законе является порядок окончания дознания составлением обвинительного акта. Согласно ч. 1 ст. 223 УПК РФ при производстве дознания нормы гл. 30 УПК РФ не применяются.

Устранение, восполнение и преодоление пробелов в уголовно-процессуальном законодательстве

Вместе с тем ст. 225 УПК РФ окончание расследования детально не урегулировано. В частности, не описан порядок уведомления об окончании расследования, удовлетворения ходатайств о производстве следственных действий и ознакомлении с дополнительными материалами и др. Учитывая изложенное, дознаватели по аналогии применяют нормы гл. 30 УПК РФ в части, не противоречащей ст. 225 УПК РФ, если это не связано с ограничениями конституционных прав граждан.

Таким образом, борьба с пробелами может осуществляться путем устранения, восполнения и преодоления. Устранение пробела возможно только в процессе правотворческой деятельности. Средством устранения пробела является норма права. Восполнение пробелов осуществляется в процессе интерпретационной деятельности высшими судебными инстанциями и имеет временный характер. Средством восполнения пробела выступает правовая позиция, содержащаяся в решения высших судебных органов. Преодоление

пробелов возможно только в результате правоприменительной деятельности и имеет разовый, индивидуальный характер. Средства преодоления пробела зависят от используемого способа. Так, при использовании аналогии закона средством преодоления пробела будет выступать норма права, регулирующая сходные правовые отношения, при аналогии права средством преодоления пробела будут являться принципы права. 1 2 3 4 5 6 7 8 9

1. Подлесных С. Н. Пробелы в уголовно-процессуальном праве. — М., 2013. — С. 90.

2. Кауфман М. А. Пробелы в уголовном праве и судейское усмотрение. — М., 2009. — С. 246.

3. См.: Туманов Д. А. Пробелы в гражданском процессуальном праве. — М., 2008. — С. 47.

4. Подлесных С. Н. Указ. соч. — С. 90.

5. См.: Там же. — С. 97 ; Туманов Д. А. Указ. соч. — С. 47.

6. Подлесных С. Н. Указ. соч. — С. 90.

7. Лазарев В. В. Пробелы в праве. — Казань, 1969. — С. 72.

8. Кауфман М. А. Указ. соч. — С. 243.

9. Лазарев В. В. Указ. соч. — С. 67.

Пробелы в праве

Государство и право

Пробе́лы в пра́ве, отсутствие соответствующей юридической нормы для регулирования конкретных правоотношений . Пробелы в праве создают определённые трудности в правоприменительной деятельности, снижают эффективность действия законодательства , нарушают нормальную реализацию прав граждан , дестабилизируют существующий в обществе правопорядок .

Различают субъективные и объективные причины пробелов в праве. Субъективные причины могут быть: результатом сознательного умолчания законодателя, предполагающего принять соответствующие правовые нормативы в последующем или же передать решение вопроса, нуждающегося в правовом регулировании , иным правотворческим органам; результатом определённых упущений законодателя в процессе подготовки и принятия нормативного правового акта из-за недостаточной разработанности концепции нормативного правового акта, игнорирования требований законодательной техники , небрежного редактирования. Объективные причины могут быть результатом резкого изменения существующих общественных отношений, которого законодатель не предвидел и не мог предвидеть и, соответственно, в действующую систему нормативных правовых актов не успел внести необходимые правовые новеллы .

Пробелы в праве могут устраняться или преодолеваться. Устранить правовой пробел может только правотворческий орган, преодолеть пробел можно посредством аналогии закона или аналогии права . Аналогия закона – это разрешение юридических дел на основании сходных юридических норм, которые должны быть найдены в пределах соответствующей отрасли права . Если в отрасли права сходные нормы отсутствуют, их отыскивают в другой отрасли (т. н. субсидиарное правоприменение). Когда не представляется возможным найти сходную правовую норму ни в соответствующей отрасли права, ни в какой-либо другой, дела разрешаются на основе общих принципов права , что именуется аналогией права. Применение аналогии закона или аналогии права исключает использование субъективных оценок и мнений правоприменителя, даёт правовую базу для правильного, справедливого разрешения того или иного юридического казуса .

Чернобель Генрих Трофимович . Первая публикация: Большая российская энциклопедия, 2015.

Опубликовано 24 октября 2022 г. в 17:38 (GMT+3). Последнее обновление 24 октября 2022 г. в 17:38 (GMT+3). Связаться с редакцией

Особенности преодоления пробелов в публичных отраслях российского права Текст научной статьи по специальности «Право»

Анализируются понятие и сущность пробелов в отечественном праве. Рассматриваются особенности преодоления пробелов в публичных отраслях российского права, в частности, в уголовном и уголовно-процессуальном. Приводятся примеры преодоления пробелов в уголовном праве за последние годы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Е. Ю. Янович

Некоторые аспекты восполнения пробела в праве через аналогию закона и аналогию права как составных частей толкования норм права

Отсутствие оснований для постановления обвинительного приговора без назначения наказания как пробел уголовно-процессуального права

Аналогия закона и аналогия права в российском уголовном процессе как способ преодоления пробелов в уголовно-процессуальном праве

Отдельные вопросы приобретения и прекращения процессуального статуса участников уголовного судопроизводства

Уголовное законодательство о незаконном обороте наркотиков: пробелы и пути их устранения
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Specifics of Ov ercoming Gaps in the Public Sectors of Russian Law

The concept and essence of gaps in the Russian law are analyzed. Peculiarities of overcoming gaps in the public sectors of Russian law, in particular, in criminal and criminal procedure law are considered. Examples of overcoming gaps in criminal law in recent years are given.

Текст научной работы на тему «Особенности преодоления пробелов в публичных отраслях российского права»

УДК 340.1 ББК 67.0

E.Yu. Yanovich, senior

lecturer of the Administrative and Criminal Law Department, Povolzh-sky Institute of Management named after P.A. Stolypin, Branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

OF OVERCOMING GAPS IN THE PUBLIC SECTORS OF RUSSIAN LAW

The concept and essence of gaps in the Russian law are analyzed. Peculiarities of overcoming gaps in the public sectors of Russian law, in particular, in criminal and criminal procedure law are considered. Examples of overcoming gaps in criminal law in recent years are given.

Key words and word-combinations: gaps in law, criminal law, improvement of legislation.

Е.Ю. Янович, старший преподаватель кафедры административного и уголовного права Поволжского института управления имени П.А. Столыпина — филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (email: yanichkate@yandex.ru)

ОСОБЕННОСТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПРОБЕЛОВ В ПУБЛИЧНЫХ ОТРАСЛЯХ РОССИЙСКОГО ПРАВА

Аннотация. Анализируются понятие и сущность пробелов в отечественном праве. Рассматриваются особенности преодоления пробелов в публичных отраслях российского права, в частности, в уголовном и уголовно-процессуальном. Приводятся примеры преодоления пробелов в уголовном праве за последние годы.

Ключевые слова и словосочетания: пробелы в праве, уголовное право, совершенствование законодательства.

юридической науке под пробелом в праве принято понимать отсутствие в действующем законодательстве нормативных предписаний в отношении жизненных обстоятельств, находящихся в сфере правового регулирования и требующих юридического воздействия [1, с. 180]. Существование пробелов в законодательстве присуще любой правовой системе. Это обусловлено как объективными, так и субъективными причинами — недосмотром законодателя, ошибками и неточностями юридической техники. Динамика развития обществен-

Вестник Поволжского института управления • 2019. Том 19. № 2

ных отношений требует постоянного обновления правового регулирования, но законодательные органы не в состоянии мгновенно на нее реагировать.

В праве различают понятия «преодоление» и «устранение» пробелов в законодательстве. Цель настоящей публикации — рассмотрение проблем преодоления пробелов в публичных отраслях российского права, прежде всего в уголовном и уголовно-процессуальном праве. Выбор данных отраслей права не случаен: уголовное право закрепляет преступность и наказуемость деяний, регулирует вопросы привлечения к уголовной ответственности и освобождения от нее, а также закрепляет конкретные составы преступлений, наказуемых уголовным законом. Только в рамках уголовного судопроизводства можно доказать вину лица в инкриминируемом преступлении и назначить ему уголовное наказание. В связи с этим анализ имеющихся в данной сфере пробелов и неточностей законодательстве является объяснимым и целесообразным.

В настоящее время в юридической практике признается лишь один способ устранения пробелов в законодательстве, а именно принятие нового нормативного акта, содержащего необходимые нормы. Преодоление пробелов возможно с помощью применения аналогии закона и аналогии права. Особо отметим, что применение права по аналогии — это не разрешение дела по усмотрению правоприменителя. Применение аналогии происходит в соответствии с волей государства. С помощью использования аналогии орган, применяющий нормы права, не устраняет имеющийся пробел в праве, а лишь преодолевает его. Однако подобная аналогия может применяться далеко не во всех отраслях российского права. Например, в уголовном праве она прямо запрещена положениями ч. 2 ст. 3 УК РФ. Ее применение является прямым нарушением принципа законности, закрепленного данной статьей.

В чем главная причина запрета аналогии в данной отрасли права? Если предположить возможность применения аналогии в уголовном праве, возникнет опасность привлечения к уголовной ответственности лица за деяние, которое не содержится в УК РФ, хоть и является сходным. Согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом. Любое отступление от этого требования — грубейшее нарушение закона. Тем не менее в истории развития уголовного законодательства существуют примеры применения уголовного закона по аналогии. В частности, угон воздушного и водного судна как самостоятельная уголовно-правовая норма впервые появилась в российском законодательстве в 1965 г. До этого уголовный закон позволял квалифицировать действия виновных по аналогии: как хулиганство, самоуправство или хищение государственного или общественного имущества [2, с. 4].

Примером удачного восполнения пробела в уголовном законодательстве, по нашему мнению, является введение в действие в 2015 г. ст. 234.1 УК РФ «Незаконный оборот новых потенциально опасных психоактивных веществ». Данные вещества («спайсы», «соли» и т.п.) наносят непоправимый вред здоровью людей, однако до введения данной статьи привлечь к ответственности изготовителей и торговцев подобными веществами не представлялось возможным. Это объяснялось тем, что УК РФ традиционно содержал нормы об ответственности за незаконный оборот наркотических, психотропных и

Bulletin of the Volga Region Institute of Administration • 2019. Vol. 19. № 2

ядовитых веществ, в перечень которых ныне запрещенные психоактивные вещества не входили. Эффективным стало и введение в действие положений ст. 110.1 УК РФ «Склонение к совершению самоубийства или содействие совершению самоубийства», что дает возможность привлечения к уголовной ответственности лиц, которые ранее могли избежать наказания за подобные деяния. Диспозиция ч. 1 ст. 110 УК РФ «Доведение до самоубийства» содержит исчерпывающий перечень способов доведения лица до самоубийства либо до покушения на самоубийство — угрозы, жестокое обращение или систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего. Остальные способы доведения до самоубийства либо склонения к нему ранее законом не наказывались; не выделялось и само понятие склонения к самоубийству. В ч. 1 ст. 110.1 УК РФ данный пробел удачно восполнен — уголовно наказуемыми стали такие способы совершения преступления, как уговоры, предложения, подкуп, обман, содействие совершению самоубийства советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения самоубийства либо устранением препятствий к его совершению или обещанием скрыть средства или орудия совершения самоубийства. Введение в действие положений ст. 110.2 УК РФ «Организация деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства путем» позволило начать эффективную борьбу с деятельностью печально известных в Интернете «групп смерти».

Несмотря на приведенные успешные примеры восполнения пробелов в уголовном законодательстве, некоторые вопросы остаются открытыми. Согласимся с точкой зрения Э.В. Густовой о том, что недостаточно четкой является формулировка диспозиции ч. 1 ст. 151.2 УК РФ «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего». Круг действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего, может быть слишком широк для однозначного определения преступного деяния. Возможно, следует дать пояснение в примечании к данной статье [3].

Кроме того, необходимо дополнить нормы, предусматривающие уголовную ответственность за ряд преступлений, связанных с вовлечением несовершеннолетних в совершение антиобщественных действий (потребление наркотических средств и психотропных веществ, занятие проституцией), указанием на 18-летний возраст субъекта данного преступления [4]. В настоящее время ст. 20 УК РФ предусматривает только общий возраст привлечения лица к ответственности — 16 лет, и возможность снижения его до 14 лет за исчерпывающий перечень преступлений, общественную опасность и наказуемость которых лицо, не имеющие отставания в психическом развитии, способно осознавать в данном возрасте.

Рассмотрим подробнее еще одну иллюстрацию пробела в уголовном законе — законодательное закрепление института необходимой обороны. При решении крайне важного практического вопроса о наличии признаков превышения пределов необходимой обороны не рекомендуется автоматически исходить из требования о соответствии орудий и способов защиты от посягательства [5].

В ст. 37 УК РФ, закрепляющей данный правовой институт, не упоминается о случаях обороны против лица, находящегося в состоянии алкогольного и

Вестник Поволжского института управления • 2019. Том 19. № 2 135

наркотического опьянения. Этому аспекту не уделяет внимания и Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» [6]. Однако на практике большинство случаев превышения пределов необходимой обороны происходит именно в ситуации, когда потерпевший вынужден обороняться против посягателя, находящегося в нетрезвом состоянии, с применением различных бытовых предметов, например, кухонного ножа. Такая оборона может в ряде случаев привести к смерти посягателя, а обороняющееся лицо из жертвы превращается в преступника и предстает перед судом по обвинению в убийстве с превышением пределов необходимой обороны. Чтобы избежать подобной несправедливой практики, целесообразно, на наш взгляд, внести уточнения в формулировку ст. 37 УК РФ, в частности, закрепить в ней возможность смягчения либо освобождения от уголовной ответственности в случаях обороны против лица в состоянии алкогольного либо наркотического опьянения.

По нашему мнению, имеется некоторая неточность при формулировке таких форм хищения, как присвоение и растрата, содержащаяся в ст. 160 УК РФ. Согласно ч. 1 данной статьи присвоение и растрата понимаются как синонимы — «присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному». Однако присвоение и растрата — не тождественные формы хищения, что подтверждается положениями постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Согласно постановлению, присвоение — это безвозмездное противоправное обращение лицом вверенного ему имущества в свою пользу, а растрата — это противоправное действие лица, в корыстных целях истратившего вверенное имущество, в частности, путем передачи другим лицам [7]. Преодоление данного пробела на практике в настоящее время происходит с помощью указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ. Устранить этот пробел позволит введение в рассматриваемую уголовно-правовую норму примечания, в котором четко будут разграничены понятия присвоения и растраты.

При обращении к уголовно-процессуальному праву также приходится констатировать ряд пробелов и неточностей в законодательстве. Например, в нем отсутствует понятие правового статуса помощника судьи, сравнительно нового участника уголовного процесса. Квалификационные требования к помощнику судьи содержатся в ряде иных нормативных актов, в частности, в типовых должностных регламентах помощника председателя суда (судьи) верховного суда республики, краевого и областного судов, суда города федерального значения, судов автономной области и автономного округа, окружного (флотского) военного суда, районного суда и гарнизонного военного суда. На наш взгляд, целесообразным было бы закрепление соответствующих норм в УПК РФ.

Преодоление пробелов в уголовно-процессуальном праве представляется несколько более легкой задачей, постольку в данной отрасли вполне возможно применение аналогии закона. Она допустима, если возникает ситуация, прямо не регулируемая нормами УПК РФ. В этом случае на практике вполне возмож-

136 Bulletin of the Volga Region Institute of Administration • 2019. Vol. 19. № 2

но применить норму права, которая разрешает наиболее сходный случай. Например, ч. 2 ст. 189 УПК РФ прямо запрещает следователю при допросе задавать допрашиваемому лицу наводящие вопросы, то есть вопросы, содержащие в себе ответ. Однако для судьи и прокурора — государственного обвинителя закон не содержит такого запрета, что, однако, не означает, что эти участники уголовного процесса вправе задавать наводящие вопросы. Данный пример является иллюстрацией применения уголовно-процессуального закона по аналогии.

Аналогия применяется и в уголовно-исполнительном праве. Ее использование не запрещено УИК РФ. В частности, в перечень действий, которые расцениваются как злостное нарушение порядка отбывания лишения свободы, ст. 116 УИК РФ включено употребление осужденными наркотических средств или психотропных веществ, однако в статье не упоминаются новые потенциально опасные психоактивные вещества, то есть «спайсы», «соли» и т.п. Не считаются данные вещества запрещенными и в ином правовом документе, действующем в сфере исполнения наказаний — Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений [9]. В перечне вещей и предметов, запрещенных к использованию, приобретению и получению в местах лишения свободы фигурируют только наркотические средства, психотропные токсические и сильнодействующие вещества и их аналоги. Приведенные положения нормативных актов, разумеется, не означают разрешения для осужденных употреблять так называемые «соли» и «спайсы». Запрет на их использование аналогичен запрету на указанные наркотические, психотропные и сильнодействующие вещества, а осужденные, употребляющие их, подвергаются мерам дисциплинарной ответственности в соответствии со ст. 116 УИК РФ.

В науке традиционно уделяется внимание способам устранения пробелов в законодательстве с помощью судебной практики, позитивно оценивается деятельность высших российских судов, которые обобщают практику и в своей деятельности исходят из приоритета базовых, основных законов.

Правоприменителю при возникновении затруднений в процессе применения закона в практической деятельности следует порекомендовать к использованию акты толкования права. Они, не являясь нормативными правовыми актами, несут в себе элемент обязательности, издаются правомочными и авторитетными органами, а также имеют под собой тщательно подготовленное научное обоснование толкуемой нормы [10, с. 7]. Примером подобных интерпретационных актов служат постановления Пленума Верховного Суда РФ по различным категориям уголовных дел. Так, благодаря постановлению Пленума Верховного Суда РФ по делам об убийстве можно уяснить содержание следующих понятий: убийство с особой жестокостью, убийство, сопряженное с похищением, убийство из корыстных побуждений и т.п. Кроме того, данные акты содержат важные рекомендации для правоприменителя о разграничении смежных составов преступлений и о типичных ошибках в квалификации деяний. Подобные разъяснения Пленума Верховного Суда РФ действуют и в иных публичных отраслях права.

Существование пробелов в уголовном и уголовно-процессуальном законе неизбежно приводит к ошибкам в правоприменении, а в итоге — к ущемлению прав и свобод граждан. Наличие пробелов свидетельствует о неполноте

Вестник Поволжского института управления • 2019. Том 19. № 2 13/

и неточности юридической регламентации, что крайне нежелательно в таких строго формализованных отраслях российского права. Неясность при формулировании норм закона влечет возможность произвольнойтрактовки норм закона и, как следствие, возможное нарушение законности при производстве по уголовному делу.

Таким образом, одним из приоритетных направлений совершенствования уголовно и уголовно-процессуального закона является восполнение существующих в нем пробелов. Следует стремиться к тому, чтобы в процессе применения права пробелов было как можно меньше, а добиться этого можно своевременным правотворчеством [11]. Законодатель должен оперативно принимать необходимый закон или другой нормативный правовой акт, однако в современной жизни это не всегда возможно, поскольку принятие нового закона или нормативного акта занимает определенное время, требует специальных процедур, затрат и многого другого. Следовательно, важнейшими способами, с помощью которых осуществляется преодоление пробелов в праве, остаются аналогия права и аналогия закона.

1. Общая теория государства и права: учебник / под ред. С.Ю. Наумова, А.С. Мордовца, Т.В. Касаевой. Саратов, 2018.

2. Пантелеев В.П. Угон автомототранспортных средств (уголовно-правовые и криминалистические вопросы): учебное пособие. Караганда, 1982.

3. Густова Э.В. Новеллы уголовного законодательства: проблемы конструирования и применения // Журнал российского права. 2018. № 11. С. 129-137.

4. Кауфман М.А. Пробелы в уголовном праве и способы их преодоления: автореф. дис. . д-ра юрид. наук. М., 2009.

5. Янович Е.Ю., Портнов А.В. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны: актуальные вопросы теории и практики // Саратовская область: традиции, инновации, стратегии лидерства: сборник научных трудов Всероссийской научно-практической конференции студентов, магистрантов, аспирантов, посвященной 80-летию Саратовской области: в 2 ч. Саратов, 2016. С. 157-158.

6. О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сент. 2012 г. № 19 // Российская газета. 2012. № 227 (5900).

7. О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30 нояб. 2017 г. № 48 // Российская газета. 2017. № 280 (7446).

8. Об утверждении типовых должностных регламентов помощника председателя суда (судьи) верховного суда республики, краевого и областного судов, суда города федерального значения, судов автономной области и автономного округа, окружного (флотского) военного суда, районного суда и гарнизонного военного суда: приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 6 дек. 2010 г. № 272. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1699054/

9. Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений: приказ Минюста России от 16 дек. 2016 г. № 295 (в ред. от 27 марта 2019 г.). URL: http://www. consultant.ru/document/cons_doc_LAW_210064/

10. Черепенникова Ю.С. Пробелы в Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации и способы их восполнения: автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2010.

11. Попова Л.Е. Толкование норм и восполнение их пробелов // Закон и жизнь. 2018. № 4. С. 13-19.

Bulletin of the Volga Region Institute of Administration • 2019. Vol. 19. № 2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *